Рейтинг@Mail.ru
24
октября

Ульяновск, 23.10.2019, Вечер

10...12
пасмурно
без осадков
Ветер: З, 4 - 6 м/с
Давление: 747 мм.р.с.
Влажность: 89-91%

Курсы валют (ЦБ РФ)

Курсы
USD
EUR
24.10.2019
63.7997
70.9644
Разница
+0.1661
+0.0448

20 сентября 2019 г. | Общество0

Заволжским районным судом г. Ульяновска проведено изучение практики рассмотрения судьями уголовных дел о преступлениях в сфере экономической деятельности, предусмотренных статьями 1701, 171, 1711, 1713-1723, 1731-1741, 176-178, 180, 181, 183, 185-1854, 190-1994, 2001-2003 Уголовного кодекса Российской Федерации, и преступлениях, совершенных в сфере предпринимательской деятельности, предусмотренных статьями 159-1593, 1595, 1596, 160, 165, 201, 210 Уголовного кодекса Российской Федерации, рассмотренных в 2018 году и за 5 месяцев 2019 года.
  
  Установлено, что за период 2018 года – пять месяцев 2019 года судьями Заволжского районного суда г. Ульяновска рассмотрено 3 уголовных дела о преступлениях в сфере экономической деятельности (статьи 1701, 171, 1711, 1713-1723, 1731-1741, 176-178, 180, 181, 183, 185-1854, 190-1994, 2001-2003Уголовного кодекса Российской Федерации) и 17 уголовных дел о преступлениях, совершенных в сфере предпринимательской деятельности (статьи 159-1593, 1595, 1596 , 160, 165, 201, 210 Уголовного кодекса Российской Федерации).
  
  Конкретно по статьям это выглядит следующим образом:
  
  - по ст. 159 – 159.3, 159.5, 159.6 Уголовного кодекса Российской Федерации – 13 уголовных дел;
  
  - по ст. 160 Уголовного кодекса Российской Федерации – 3 уголовных дел;
  
  - по ст. 165 Уголовного кодекса Российской Федерации – 1 уголовное дело;
  
  - по ст. 171.1 Уголовного кодекса Российской Федерации – 1 уголовное дело;
  
  - по ст. 199-199.4 Уголовного кодекса Российской Федерации – 2 уголовных дела.
  
  При этом по 2 уголовным делам судом принято решение об их возвращении прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, по остальным делам приняты решения по существу (по 15 делам постановлены обвинительные приговоры, по 3 делам вынесены постановления о прекращении уголовного преследования, из которых по 1 уголовному делу – с назначением судебного штрафа и по 2 делам - в связи с истечением сроков давности уголовного преследования). Все принятые судом решения вступили в законную силу на момент составления настоящего обобщения.
  
  В практике Заволжского районного суда г. Ульяновска имелись случаи изменения первоначального обвинения с переквалификацией действий на другую часть статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации. В частности, по одному уголовному делу был исключён квалифицирующий признак «с причинением значительного ущерба гражданину».
  
  Так, по уголовному делу № 1-59/2018 в отношении К*, осуществлявшей индивидуальную предпринимательскую деятельность в сфере поставки межкомнатных дверей, последняя привлекалась по ч.2 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации за совершение мошенничества, то есть хищения имущества путем обмана с причинением значительного ущерба гражданину, а именно за то, что в период с 16.01.2015 по 27.04.2015 совершила хищение путем обмана денежных средств, принадлежащих Б*, Т*, Ж*, П*, К*, Ф*, М*, Ч*, Ф*, Б**, З*, Б***, Ж*, С*, В*, К*, Е*и М* на общую сумму 238 889 рублей, причинив значительный ущерб последним. Схема совершения преступления в отношении каждого потерпевшего была идентична и заключалась в следующем. Так, К*, действуя из корыстных побуждений, с целью завладения путем обмана денежными средствами, принадлежащими Б*, 16.01.2015 в ТЦ «С**» по адресу: г. Ульяновск,**, желая придать видимость законности своим действиям, заведомо зная, что договорные обязательства не будут исполнены, заключила с ним договор купли-продажи № 227, в соответствии с которым обязалась поставить 7 межкомнатных дверей и фурнитуру к ним в срок 30 рабочих дней с момента подписания договора и производства предварительной оплаты, чем ввела потерпевшего в заблуждение относительно правомерности передачи денежных средств. В этот же день после заключения договора купли-продажи Б*, будучи введенным в заблуждение, не подозревая о преступных намерениях К*, передал ей в качестве предварительной оплаты по указанному выше договору денежные средства в сумме 30 000 рублей, о чем К* выдала товарный чек № 284. После этого К* с целью осуществления задуманного до конца не исполнила своих договорных обязательств перед Б**, похитив путем обмана переданные им в качестве предоплаты денежные средства. Похищенными денежными средствами К* распорядилась по своему усмотрению, причинив потерпевшему Б*материальный ущерб на сумму 30 000 рублей. Далее в отношении всех остальных потерпевших подсудимая действовала во исполнение единого преступного умысла из корыстных побуждений и довела свой преступный умысел до конца, завладев денежными средствами потерпевших.
  
  В то же время, согласно действующему законодательству, решая вопрос о том, является ли причиненный потерпевшему имущественный ущерб значительным, суду необходимо кроме определенной законом суммы учитывать также имущественное положение потерпевшего, в частности размер его заработной платы, пенсии, других доходов, наличие иждивенцев, совокупный доход всех членов семьи потерпевшего, с которыми он ведет совместное хозяйство; а также значимость похищенного имущества, и наступившие последствия.
  
  В судебном заседании судом было проверено и оценено материальное положение потерпевших и установлено, что действиями К* указанным потерпевшим не был причинен значительный материальный ущерб, поскольку, в трудное материальное положение с учетом размера их доходов они не были поставлены.
  
  Кроме того, как установлено в судебном заседании, все потерпевшие заключили с К* договоры на фактическое изготовление и поставку межкомнатных дверей, которые суд в сложившихся условиях не
  
  может признать предметами первой необходимости. Причем никто из них не ставил вопрос о рассрочке или отсрочке платежа, и сразу по предложению К* внесли в качестве предоплаты определенные суммы денег наличными, и в случае, если бы она их не обманула, готовы были полностью заплатить за заказанные двери сразу после их изготовления.
  
  С учетом изложенных обстоятельств судом действия К* были переквалифицированы на ч.1 ст.159 Уголовного кодекса Российской Федерации(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ), как мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана. Постановлением от 05.04.2018 уголовное дело по обвинению К* в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.159 Уголовного кодекса Российской Федерации, было прекращено в связи с истечением срока давности уголовного преследования, на основании п. «а» ч.1 ст. 78 Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку на момент рассмотрения дела прошло более двух лет и подсудимая была согласна с прекращением уголовного дела.
  
  Согласно статье 35 Уголовного кодекса Российской Федерации, по степени согласованности действий соучастников принято различать формы соучастия: группа лиц; группа лиц по предварительному сговору; организованная группа; преступное сообщество. Критерии, по которым действия исполнителей преступления квалифицируются, как соисполнительство изложены в комментариях к Уголовному кодексу Российской Федерации, а также разъяснениях Пленумов Верховного суда РФ, которыми судьи руководствуются при оценке наличия или отсутствия квалифицирующих признаков соучастия.
  
  В Заволжском районном суде г. Ульяновска было рассмотрено 2 уголовных дела (№1-37/2018 и №1-372/2018), где в действиях подсудимых был установлен квалифицирующий признак «группа лиц по предварительному сговору». Данные уголовные дела были рассмотрены в особом порядке. Указанный квалифицирующий признак был установлен в ходе предварительного расследования, подтверждался в первую очередь, показаниями подсудимых на стадии следствия (при допросах в качестве подозреваемых и обвиняемых), а также остальной совокупностью собранных доказательств, в связи с чем сомнений у судей при рассмотрении дел в особом порядке в обоснованности его наличия в действиях привлекаемых лиц не возникло Согласно приговорам суда, обстоятельства совершения преступлений в составе группы лиц по предварительном сговору, заключаются в следующем.
  
  М*, осужденный и отбывающий в 2014 году наказание в ФКУ ИК-**УФСИН России по Ульяновской области, расположенном по адресу: г.Ульяновск, *, в неустановленные в ходе следствия дату и время, но не позднее 15.08.2014, решил похитить путем обмана денежных средств у граждан, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину, с целью незаконного обогащения за счет совершения умышленного корыстного вышеуказанного преступления. Находясь в местах лишения свободы, М* разработал преступную схему хищения путем обмана денежных средств у граждан, которая заключалась в следующем: имея в своем пользовании неустановленные в ходе следствия технические средства, позволяющие использовать каналы GSM-операторов мобильной связи и выход в глобальную сеть «Интернет», на Интернет - сайте знакомств «**» подыскивались женщины, с которыми под предлогом знакомства, с целью дальнейших серьезных отношений на вышеуказанном сайте осуществлялась переписка, при этом женщинам сообщались о себе вымышленные анкетные данные, а также вымышленные сведения о своем месте жительства и материальном благосостоянии. В ходе общения с женщинами последним назначалась встреча. Получив согласие на встречу, женщинам назначалось время и место встречи. В день вымышленной встречи до назначенного времени женщинам осуществлялись звонки на указанный последними контактный номер, которым сообщалось о том, что по пути следования на встречу на своем личном автомобиле он был остановлен сотрудниками полиции за нарушение правил дорожного движения, с которыми у него произошел конфликт, для разрешения которого с целью избежать возбуждения в отношении него уголовного дела и урегулировать сотрудниками полиции данный конфликт мирным путем, ему необходимо передать сотрудникам полиции на месте требуемую последними денежную сумму, которой у него в наличии на момент задержания не имеется. С целью убедить женщин в правдивости произошедшего телефон передавался другому лицу, которое, представляясь сотрудником полиции, убеждало женщин в серьезности сложившейся вымышленной ситуации. После чего лицо, которое якобы должно было приехать на встречу, просило женщин одолжить ему требуемую сотрудниками полиции денежную сумму, путем перевода ее на имеющиеся в его пользовании абонентские номера телефонов и банковские карты, убеждая при этом женщин, что при встрече данная денежная сумма им будет незамедлительно возвращена, на что женщины, не подозревая об истинных преступных намерениях вышеуказанных лиц, давали свое согласие.
  
  В осуществлении своего преступного умысла, направленного на хищение путем обмана денежных средств у граждан по вышеуказанной схеме, М* в вышеуказанный период времени, преследуя корыстную цель и осознавая общественную опасность своих действий, действуя из корыстных побуждений, вступил в преступный сговор с неустановленным в ходе следствия лицом, предварительно распределив между собой роли в совершении преступления по разработанной им преступной схеме, согласно которым М* должен был выполнять роль лица, осуществляющего знакомства с женщинами, а неустановленное в ходе следствия лицо должно было выполнять роль сотрудника полиции.
  
  Реализуя свои преступные намерения, М*согласно своей преступной роли, находясь в местах лишения свободы, имея при себе неустановленные в ходе следствия технические средства, с целью
  
  хищения денежных средств, не позднее 15.08.2014, подыскал для совершения преступления ранее незнакомую ему жительницу г. ** С*, разместившую свою анкету на вышеуказанном сайте, с которой с целью знакомства, стал вести переписку. 16.08.2014, М* согласно своей преступной роли в продолжение единого с неустановленным в ходе следствия лицом преступного умысла, направленного на хищение путем обмана у С*. денежных средств, осуществил звонок С* и попросил последнюю о встрече в г.* с последующим согласованием места и времени, на что она согласилась. В этот же день, а именно 16.08.2014, М** И.В. согласно своей преступной роли, вновь осуществил звонок С* и, вводя последнюю в заблуждение, сообщил ей о том, что на встречу он приехать не сможет, так как по пути следования на своем личном автомобиле он был остановлен сотрудниками ГИБДД за нарушение правил дорожного движения и для того, чтобы его не лишили водительских прав и отпустили, ему на месте необходимо заплатить штраф в размере 18000 рублей, однако на момент задержания необходимой денежной суммы у него в наличии не имеется, обратившись при этом к С* с просьбой одолжить ему недостающую денежную сумму в размере 14 900 рублей путем перевода ее на лицевой счет имеющейся у него в пользовании сим-карты, зарегистрированным на имя А*, убеждая при этом С*., что при встрече данная денежная сумма им будет незамедлительно ей возвращена, на что С**, не подозревая об истинных преступных намерениях М*, согласилась и осуществила перевод денежных средств на сумму 15 000 рублей. После чего, в продолжение своего преступного умысла, направленного на хищение путем обмана денежных средств у С*, неустановленное в ходе следствия лицо, действуя согласно отведенной ему в преступной группе роли, 16.08.2014, точное время в ходе следствия не установлено, осуществило звонок С* и представившись сотрудником ГИБДД г. **, продолжая вводить таким образом последнюю в заблуждение относительно своих преступных намерений, пояснило, что у ее знакомого «А*» произошел конфликт с сотрудниками полиции, в результате которого «А*» причинил его коллеге телесные повреждения, в связи с чем для разбирательства его везут в отделение полиции. 17.08.2014, в неустановленное в ходе следствия время, М* в продолжение единого с неустановленным в ходе следствия лицом преступного умысла, направленного на хищение путем обмана у С* денежных средств, осуществил звонок С* и, продолжая вводить ее в заблуждение относительно своих преступных намерений, вновь попросил у последней для передачи сотруднику ГИБДД в счет возмещения морального вреда и оплаты его лечения за причиненное им телесное повреждение одолжить ему денежные средства в размере 60 000 рублей путем их перевода на банковскую карту АО «Р*», выданную на имя К*и находящуюся в пользовании М* и неустановленного в ходе следствия лица, убеждая при этом С*, что при встрече данная денежная сумма им будет незамедлительно ей возвращена, на что С*, не подозревая об истинных преступных намерениях М* и неустановленного в ходе следствия лица, согласилась и осуществила перевод денежных средств в размере 60 000 рублей, сообщив об этом М*. В свою очередь М*, убедившись в том, что С* не заподозрила обмана с его стороны и доверяет ему, 18.08.2014, вновь осуществил звонок С* и, продолжая вводить последнюю в заблуждение относительно своих истинных преступных намерений, поясняя, что ему не хватает для передачи сотруднику ГИБДД денежной суммы в размере 50 000 рублей, попросил С* одолжить ему вышеуказанную сумму денег путем их перевода различными суммами на лицевые счета указанных им сим-карт, убеждая при этом С*, что при встрече данная денежная сумма им будет незамедлительно ей возвращена, на что С*, не подозревая об истинных преступных намерениях М* и неустановленного в ходе следствия лица, в очередной раз согласилась и осуществила переводы денежных средств.
  
  Таким образом, в период с 16.08.2014 по 18.08.2014 М* по предварительному сговору с неустановленным в ходе следствия лицом, путем обмана С* совершили хищение принадлежащих последней денежных средств на общую сумму 125 000 рублей, причинив ей значительный материальный ущерб, в дальнейшем распорядившись похищенными денежными средствами по своему усмотрению.
  
  Постановленным в особом порядке приговором суда от 26.01.2018 М* признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации, и подвергнут наказанию в виде лишения свободы на срок 3 (три) года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
  
  Л*, обвиняемая по ч.2 ст. 159.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, являвшаяся пенсионером и не работавшая официально, привлекалась и была осуждена за совершение мошенничества в сфере кредитования, то есть за хищение денежных средств заемщиком путем предоставления банку заведомо ложных и недостоверных сведений, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Л* совместно с неустановленным в ходе следствия лицом (уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство), в декабре 2016 года, более точные дата и время следствием не установлены, но не позднее 16.12.2016, желая незаконным путем улучшить свое материальное положение, действуя из корыстных побуждений, с целью безвозмездного, противоправного изъятия чужого имущества и обращении его в свою пользу, имея умысел на хищение денежных средств путем предоставления банку заведомо ложных и недостоверных сведений, совершили хищение денежных средств в размере 423 540 рублей, принадлежащих Публичному акционерному обществу «**» (далее ПАО), причинив тем самым последнему имущественный ущерб при следующих обстоятельствах.
  
  В декабре 2016 года, точные дата и время следствием не установлены, но не позднее 21.12.2016, у Л* совместно с неустановленным в ходе следствия лицом, находившимися в неустановленном месте, движимых корыстными побуждениями, возник умысел на хищение денежных средств путем
  
  предоставления банку заведомо ложных и недостоверных сведений, с целью чего они разработали план преступных действий. Согласно разработанному преступному плану неустановленное в ходе следствия лицо, согласно определенной ему роли, осознавая, что фактическое финансовое состояние Л* не позволяет получить кредитные денежные средства, должно было приобрести справку о доходах физического лица и внести запись о месте работы в копию принадлежащей Л* трудовой книжки с целью создания видимости трудовой деятельности и наличии у Л* определенного уровня доходов, после чего Л*, согласно отведенной ей роли, должна была обратиться в банк с заявлением о выдаче ей кредита, сообщив, при этом, заведомо ложные и недостоверные сведения о своем месте работы в должности диспетчера индивидуального предпринимателя Л* (далее ИП ), о своем ежемесячном доходе в размере 32 000 рублей, после чего, достоверно зная о том, что сообщенные ею сведения не соответствуют действительности и не намереваясь в последующем выплачивать задолженность по кредиту, заключить кредитный договор, получить кредитные денежные средства и похитить их, распорядившись по собственному усмотрению.
  
  Действуя согласно разработанному преступному плану, направленному на хищение денежных средств путем предоставления банку заведомо ложных и недостоверных сведений, неустановленное в ходе следствия лицо, действуя из корыстных побуждений, с целью создания видимости осуществления трудовой деятельности и наличия у Л* определенного уровня доходов, в декабре 2016 года, более точные дата и время в ходе следствия не установлены, но не позднее 16.12.2016, при неустановленных в ходе следствия обстоятельствах предоставило Л* пакет документов, в том числе, содержащих заведомо ложные и недостоверные сведения относительно ее доходов и места работы. Далее, действуя из корыстных побуждений, согласно отведенной ему роли осуществило телефонный звонок с неустановленного в ходе следствия абонентского номера в отдел прямых продаж Ульяновского отделения №** ПАО оформления выездной заявки на заключение кредитного договора в доме №** «в» по пр-ту ** в Заволжском районе г. Ульяновска, где располагается офисное помещение, арендуемое ИП, с целью создания видимости трудовой деятельности Л*, и договорились о дате оформления такой заявки, определив на 16.12.2016. 16.12.2016 Л*, совместно с неустановленным в ходе следствия лицом, во исполнение совместно преступного плана, прибыли к дому №**«в» по пр-ту ** в Заволжском районе г. Ульяновска. Л*, согласно отведенной ей роли, находясь по вышеуказанному адресу, действуя из корыстных побуждений, продолжая реализацию совместного преступного плана, ввела в заблуждение кредитного менеджера ПАО Ф*, не подозревающую о ее преступных намерениях, сообщив последней заведомо ложные и недостоверные сведения о себе, а именно, о наличии у нее места работы и размера доходов с целью создания видимости своей платежеспособности и финансового благополучия, а также предоставила последней справку о доходах физического лица и копию трудовой книжки на свое имя, содержавшие заведомо ложные и недостоверные сведения. Ф*, будучи введенной в заблуждение Л*, заполняя со слов последней анкету заемщика на ее имя, внесла в строку: «информация о трудовой деятельности» анкеты заемщика, сообщенные ей Л* ложные и недостоверные сведения о месте работы, согласно которым последняя состоит в должности диспетчера ИП, а также в строку: «информация о ежемесячных доходах» анкеты заемщика, сообщенные Л* ложные и недостоверные сведения о размере дохода в размере 32 000 рублей, после чего передала ее Л* на подпись. Далее, Л*, достоверно зная об отсутствии у нее места работы и вышеуказанной должности, ежемесячного вышеуказанного дохода, желая получить одобрение выдачи кредита и не намереваясь в последующем исполнять кредитные обязательства, собственноручно подписала анкету заемщика, подтвердив, тем самым, внесенные в нее заведомо ложные и недостоверные сведения. 21.12.2016 Л*, действуя из корыстных побуждений, продолжая реализацию совместного с неустановленным в ходе следствия лицом преступного плана, получив одобрение на выдачу кредита в сумме 423 540 рублей, достоверно зная о том, что в банк ею предоставлены заведомо ложные и недостоверные сведения, заключила кредитный договор №** от 21.12.2016, согласно которому ПАО предоставляет Л* кредит в сумме 423 540 рублей на срок 46 месяцев, а она обязуется возвратить кредитору полученный кредит и уплатить проценты за пользование им в размере и сроки, установленные договором, при этом заведомо зная, что она (Л*) взятые на себя кредитные обязательства выполнять не намерена. В этот же день, то есть 21.12.2016 на расчетный счет, открытый в ПАО на имя Л*, поступили денежные средства по основанию: «выдача кредита», в сумме 423 540 рублей, которые она сняла с принадлежащего ей расчетного счета, тем самым похитив их и распорядившись в дальнейшем по своему усмотрению и причинив ПАО имущественный материальный ущерб на указанную сумму.
  
  Постановленным в соответствии со ст. 316 Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации приговором Л* была осуждена ч.2 ст.159.1 Уголовного кодекса Российской Федерации к наказанию в виде лишения свободы на срок 1 год 6 месяцев, в соответствии со ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком на 1 год.
  
  По одному уголовному делу квалифицирующий признак совершения преступления группой лиц по предварительному сговору был исключен.
  
  Так, судом было рассмотрено уголовное дело в отношении Т*, который на основании приказа начальника УМВД России по г.Ульяновску от 29.04.2016 № ** л/с занимал должность ** .
  
  Согласно установленным судом обстоятельствам 22.04.2017 в 11 часов 10 минут в дежурную часть отделения полиции № ** поступило сообщение об утере несовершеннолетним Р** мобильного телефона марки «Redmi 3SXiomi», которое было зарегистрировано в Книге учета заявлений и сообщения о
  
  преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях Отдела полиции № ** под №**от 22.04.2017. По данному заявлению была организована проверка в порядке статей 144-145 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, которая была поручена инспектору по делам несовершеннолетних группы ПДН ОУУП и ПДН отделения полиции № ** Ч**, а с 26.04.2017 дознавателю отдела дознания отдела полиции № ** К**. В ходе проверки данного сообщения 26.04.2017 в период времени с 00 часов 00 минут до 15 часов 27 минут неустановленным сотрудником УМВД России по г. Ульяновску была получена информация том, что указанный мобильный телефон мог быть похищен и к его хищению могли быть причастны несовершеннолетние Н*и А*, после чего указанная информация была доведена до Т* 26.04.2017 в период времени с 00 часов 00 минут до 15 часов 27 минут в неустановленном в ходе следствия месте, но на территории Заволжского района г. Ульяновска старший оперуполномоченный ОУР ОП № ** (по обслуживанию микрорайона «Новый город») УМВД России по городу Ульяновску Т*, используя свое служебное положение, действуя из корыстных побуждений, осознавая, что проведение проверки по сообщению о хищении телефона Р** ему не поручалось, реализуя свой преступный умысел, направленный на хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, а именно на незаконное завладение денежными средствами П*, являющейся матерью несовершеннолетнего Н*, в размере 100 000 рублей, будучи ранее знаком с П* в связи с исполнением своих служебных обязанностей как сотрудника полиции и находясь с ней в связи с этим в доверительных отношениях, используя указанное обстоятельство и свое служебное положение с преступной корыстной целью, злоупотребляя ее доверием, должен был сообщить последней достоверно неподтвержденную информацию о том, что ее сын Н* совершил хищение мобильного телефона Р* и пригрозить потерпевшей привлечением Н* к уголовной ответственности за данное хищение, тем самым, обманывая ее. При этом Т* в соответствии со своим преступным планом, должен был сообщить П* заведомо ложную информацию о том, что вышеуказанное сообщение о возможном хищении телефона Р* еще не зарегистрировано в КУСП и что ее сын Н** может избежать уголовной ответственности только в случае передачи ему денежных средств на сумму 100 000 рублей.
  
  Судом действия Т* были квалифицированы по ч.3 ст.30, ч.3 ст.159 Уголовного кодекса Российской Федерации–покушение на мошенничество, то есть умышленные действия, непосредственно направленные на хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.
  
  Проанализировав имеющиеся доказательства, суд приходит к выводу о том, что показания потерпевшей П* объективно подтверждены как показаниями свидетелей М*, Т*, А*, Н*, П*, Б*, Л* приведенными в приговоре, так и соответствующими материалами дела, которые взаимосогласуются друг с другом при их сопоставлении между собой. Данные доказательства добыты в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и оснований для признания их недопустимыми, вопреки доводам стороны защиты, у суда не имеется.
  
  Судом дана оценка понятиям обмана и злоупотребления доверием как способов мошенничества и сделан вывод о том, что подсудимым были использованы при попытке завладения имуществом П*, как обман, так и злоупотребление доверием, поскольку подсудимый использовал доверительные отношения потерпевшей к нему, равно как в данном случае и свое служебное положение, сообщение же П* достоверно неподтвержденной информации о том, что её сын совершил хищение мобильного телефона и угрожая привлечением в этой связи её сына к уголовной ответственности, характеризуют такие его действия как обман.
  
  Вопреки доводам стороны защиты квалифицирующий признак совершения Т* преступления «с использованием своего служебного положения» нашел свое подтверждение в судебном заседании. Судом с достоверностью установлено, что Т*, используя именно свое служебное положение как сотрудника полиции, пытался путем обмана и злоупотребления доверием П* завладеть денежными средствами последней. Потерпевшая, на момент совершения подсудимым преступления, воспринимала Т* именно как сотрудника правоохранительных органов, который в силу своего служебного положения может помочь ей решить вопрос, связанный с избежанием негативных последствий для её сына.
  
  К показаниям подсудимого о непричастности к совершению преступления суд отнесся как к недостоверным и данным с целью уйти от уголовной ответственности за содеянное. Данные показания опровергались показаниями потерпевшей, которая утвердительно показывала, что требуемые у нее Трифоновым денежные средства, являлись платой за положительное решение вопроса о не привлечении её сына к уголовной ответственности. Доводы подсудимого о том, что он поехал 26.04.2017 к потерпевшей лишь с целью сообщить о нахождении её сына в отделении полиции и о необходимость прибыть ей в данное отделение, суд считает несостоятельными. Подобная позиция подсудимого опровергается фактически установленными обстоятельствами по делу.
  
  Последующее сообщение П* Т* в программе вайбер об отсутствии у него каких-либо к ней требований, суд расценивает как инструмент для сокрытия им своих реальных намерений, поскольку из разговора с П** ему стало известно, что денежные средства она передавать ему не собирается.
  
  Вместе с тем, суд посчитал необходимым исключить из предъявленного Т* обвинения квалифицирующий признак – «группой лиц по предварительному сговору», т.к. по смыслу уголовного
  
  закона преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Вместе с тем, стороной обвинения не предоставлено доказательств того, что Т* заранее договорился с кем-либо о совершении преступления в отношении П* в составе группы лиц по предварительному сговору. Показания потерпевшей о том, что Т*, требуя у неё денежные средства, возможно действовал по указанию иных лиц, носят предположительный характер. Разговор П* по телефону с неустановленным мужчиной, до приезда к ней домой Т* 26.04.2017, не может свидетельствовать о совершении Т* преступления в составе группы лиц по предварительному сговору.
  
  Также суд исключил из предъявленного Т*обвинения квалифицирующий признак «с причинением значительного ущерба гражданину», поскольку, согласно действующему законодательству, при решении вопроса о наличии в действиях лица данного квалифицирующего признака, надлежит учитывать имущественное положение потерпевшего, в частности наличие у него источника доходов, их размер и периодичность поступления, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство. Мнение потерпевшего о значительности или незначительности ущерба, причиненного ему в результате преступления, должно оцениваться судом в совокупности с материалами дела, подтверждающими стоимость похищенного имущества и имущественное положение потерпевшего. Вместе с тем, стороной обвинения суду не представлено необходимых сведений об имущественном положении потерпевшей П**, на основании чего, в совокупности с её показаниями, можно было бы сделать вывод о значительности ущерба, который мог быть ей причинен преступными действиями подсудимого.
  
  Умысел Т* не был доведен до конца по независящим от его воли обстоятельствам, поскольку потерпевшая отказалась передавать ему денежные средства, следовательно, в данных действиях подсудимого имеет место быть покушение на мошенничество, то есть умышленные действия, непосредственно направленные на хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием совершенное лицом, с использованием своего служебного положения.
  
  Приговором Заволжского районного суда г. Ульяновска от 19.02.2018 Т* осуждён по ч.3 ст. 159 УК РФ на срок 1 год с отбыванием в исправительной колонии общего режима.
  
  Судьями Заволжского районного суда г. Ульяновска за указанный период, производство по трем уголовным делам указанной категории было прекращено. Из трех дел по двум делам основанием для прекращения послужило истечение сроков давности уголовного преследования, по одному уголовному –назначение судебного штрафа.
  
  Оправдательные приговоры за указанный период по делам указанной категории судьями Заволжского районного суда г. Ульяновска не выносились.
  
  С указанным обобщением судебной практики Вы можете ознакомиться в модуле «Документы суда» в разделе «Обзоры судебной практики».
  
  Председатель
  
  Заволжского районного суда г. Ульяновска О.А. Баранов

Источник: www.simcat.ru

Комментарии:

Популярное за неделю

18 октября 2019 г. | Культура0

Традиционный день открытых дверей пройдет в музеях комплекса «Ленинский мемориал» 19 октября, в третью субботу месяца.

В Музее-мемориале В.И. Ленина (площадь Ленина, 1) в этот день посетителей ждет выставка «Мемориал над Волгой», рассказывающая об истории строительства и деятельности...

17 октября 2019 г. | Спорт0

Ульяновский пловец завоевал «бронзу» чемпионата и первенства ПФО

Воспитанник ДЮСШ «Юность» Антон Колесников вошёл в тройку сильнейших спортсменов округа на дистанции 200 метров брасом.
  
  Соревнования...

17 октября 2019 г. | Общество0

В отремонтированных дворах Ульяновска пройдут субботники

16 октября члены городской Общественной палаты проинспектировали качество работ в ряде дворов и общественных пространств, реконструированных в рамках проекта «Формирование...

18 октября 2019 г. | Общество1

В 2020 году доход неработающего пенсионера в Ульяновской области будет не ниже 8574 рублей

Неработающим пенсионерам, проживающим на территории России,
  территориальными органами ПФР устанавливается федеральная социальная
  доплата...

18 октября 2019 г. | Общество0

ДЕПУТАТЫ ГОРОДСКОЙ ДУМЫ ПРИНЯЛИ УЧАСТИЕ В ПУБЛИЧНЫХ СЛУШАНИЯХ ОБЛАСТНОГО БЮДЖЕТА НА 2020-2022 ГОДЫ

16 октября в Законодательном собрании Ульяновской области прошло обсуждение главного финансового документа региона. Мероприятие также посетили представители регионального...

Архив новостей:




Мы в социальных сетях